Вы находитесь здесь: События» Архив» 2008-2009 учебный год» 30 сентября открытие Конкурса самостоятельных творческих работ имени П.А.Флоренского

30 сентября открытие Конкурса самостоятельных творческих работ имени П.А.Флоренского

 

30 сентября 2008 года. "Я жил, как жил".
Открытие Конкурса СТР им. П.А. Флоренского

 


li11

li1


obsh2

Программа дня

 

Открытие Конкурса самостоятельных творческих работ имени П.А. Флоренского

Просмотр фильма режиссера Юлия Файта
«Я жил, как жил» о Геннадии Шпаликове

 

Круглые столы

Глебкин В.В. – «Кинофильм как материал для исследования»

Глебов П.Г. – «Эссе: средства авторского присутствия в тексте»

Демахин А.А. – «Тема: импульс и пространство»

Филимонова О.Г. – «Эссе: психологические основы жанра»

Хвостова Т.В. – «Документально кино: проектирование представлений»

 

Обсуждение итогов работы
круглых столов

Встреча с режиссером Юлием Файтом

obsh1


li2

 
obsh3

li7  li6 li5 li4   

 

Круглый стол «Литературное наследие как материал для исследования»
Ведущий В.В. Глебкин

Владимир Владиславович говорил о нашем восприятии окружающего мира: как мы понимаем мелодию песни, слова стихов.

Целью круглого стола было интерпретировать увиденный нами фильм «Я жил, как жил», как материал для исследования. При просмотре у разных людей возникают разные вопросы: «Почему последние строчки песни завершают фильм? Почему поэт остался неизвестным?» К сожалению, у нас нет возможности лично пообщаться с поэтом и задать ему наши вопросы, и потому мы понимаем поэта через отношение к нему режиссера фильма Юлия Файта.

Нужно смотреть фильм с разных точек зрения — историка, филолога, психолога... Например, историку интересны взаимоотношения власти и народа, филологу – жанр произведения, а психолог выстраивает портрет личности на основе произведений.  И вследствие того или иного ракурса исследователю стоит проанализировать эпоху, ее признаки и черты; произведения и речь, и характер личности, который прослеживается в них.

Мы много знаем о Геннадии Шпаликове как о композиторе и поэте, но как о человеке не знаем практически ничего. Был ли он одинок, или своим одиночеством хотел спасти других? Исследуя жизнь этого человека, мы можем рассказать о целой странице в истории России, а исследуя фильм «Я жил, как жил» – о нем и о людях, окружавших его — друзьях, товарищах, родных и просто прохожих.

  Самый главный момент в исследовании — восприятие увиденной информации абстрактно, то есть отдельно от мнения других людей и от самого себя, только тогда исследование может быть полным и целостным; и только вникнув в жизнь этого человека и поставив себя на его место можно быть уверенным, что исследование удалось. 

Козловская Анастасия, Качалова Анастасия, Кутузов НикитаСпирина Анна

glebk3


 


Круглый стол «Эссе: средства авторского присутствия в тексте»
Ведущий П.Г. Глебов
 

Секция Павла Глебова была посвящена эссе. Он предложил ещё раз внимательнее пересмотреть фильм «Я жил, как жил» — со звуком и без, уверяя, что это — огромная разница. После просмотра без звука, смотреть со звуком уже никому не захотелось… Павел убежден, что жизнь — это тоже кино, в котором соединяются изображение и текст (иногда гармонично, иногда — нет). Но это неважно. Важно внимательно вглядываться, вслушиваться, вдумываться — подходить к жизни творчески вне зависимости от того, чем мы занимаемся. «У всех на кухне есть картошка и морковка, но у одних блюдо получится вкусным, у других — нет». Творческие люди сами строят свою жизнь, и их главный инструмент — собственное чутьё. Воспитание этого инструмента — важная задача, которую человек выполняет всю жизнь. Научиться несложно, просто нужно обращать внимание на то, как странно устроен мир. 

Проблема в том, что творческий человек открывает себя со всех возможных сторон, порой не очень привлекательных для него самого. Многим страшновато. Но важно — не бояться, потому что это — наше оружие, сила и власть. 

Глебов говорил ещё о многом. Фильму были так или иначе посвящены все круглые столы, и так или иначе каждый из этих круглых столов учил, как бы банально это ни звучало, — учил жить. Потому что говорили обо всём — об общении, о людях, о кино, о пресловутом смысле жизни. И если кто-то после открытия Конференции придёт домой читать о Шпаликове — значит, задача дня выполнена. 

Жукова Лариса

Круглый стол «Название: импульс и пространство»,
Ведущий А.А. Демахин

  В какой то момент наши мысли должны быть остановлены, впечатления зафиксированы. Должно получиться нечто, — главный импульс, некий толчок, который впоследствии скажется на всей работе, станет хранилищем её энергии. 

  Знаете, существует мнение, что не обязательно давать всему толкование, искать смысл, которого, возможно и не существует. Главное — вглядываться. «Ищите — и найдете».

  Чувства или смысл? Что важнее и что красивее? Но, на многие вопросы не нужно давать ответ, порой достаточно лишь вопроса. «Хорошо поставленный вопрос — это уже половина ответа». 

  Мы должны постоянно чувствовать мир вокруг нас, видеть истину слов, а не только сами буквы, мы должны находиться в постоянном движении, постоянно общаться, мы должны вести непрерывный диалог с современниками и предшественниками. А вот какой именно это будет разговор, решать только нам и нашим чувствам. Вступим ли мы с ними в спор, согласимся ли, выдвинем ли свою точку зрения, — это уже только наша жизнь и решать нам…

Давыдова Ольга


 


Круглый стол «Эссе. Психологические основы жанра»
Ведущая О.Г. Филимонова

 Эссе — это возможность выразить себя, возможность быть понятым, услышанным, через авторское восприятие можно понять себя и окружающий мир – всё зависит от целей написания работы.

Если существует сознание, то оно способно родить замысел. Со временем все необлеченные мысли в слова начинают тебя переполнять и требуют выхода, законченного оформления — так создаётся эссе.

Если тебе есть, что сказать, и ты готов делиться своими мыслями с другими, то этот жанр позволит тебе проявить себя максимально. 

Кулькова Алла

Круглый стол «Документальное кино: проектирование представлений»
Ведущая Т.В. Хвостова

 Побывав на круглом столе о документальном кино под руководством Хвостовой Татьяны Владимировны, можно было понять, что задача создателей фильмов состоит не только в создании проекта. Проект — это, конечно, важно, но…

Режиссер должен исследовать разные точки зрения, что нам наглядно показали на примере наших мальчиков. Он должен продумать, от какой именно точки ему надо отталкиваться — от своей, общественной или от самого объекта. Не исследуя предмет своей работы, отношение людей к нему, режиссер едва ли снимет хороший фильм.

Также режиссер должен и рассуждать. Нельзя же просто изложить факты, например, о жизни человека. Он должен высказать какие-либо эмоции, чувства относительно предмета своего труда.

Так что же делает режиссер? Проектирует? Да. Исследует? Да. Рассуждает? Тоже…

Значит, режиссер — не просто проектировщик. И не только режиссер. Любой проект должен содержать исследование и эссе. Так можно ли отдельно выделять проект? 

Разина Анастасия


ИТОГИ ДНЯ

ПРЕСС-ПЕРИФЕРИЯ 

Главное — ввязаться в драку,
а там посмотрим.
Наполеон Бонапарт

  Оказывается, мимо главы пресс-центра (sic!) открытие конференции проходит мимо. Ну, или не совсем мимо. 

  Попытка простроить открытие вокруг одного фильма? М-да. Я не могу говорить о фильме, — о нём вообще сложно говорить. Жанр эссеистически-документального кино очень специфичен и довольно сложен для восприятия неподготовленной публикой. В нашем случае неподготовленную публику составляли все, кроме нескольких учителей. Если даже смущённые горожане пенсионного возраста не знают, как ответить, кто такой Геннадий Шпаликов, хотя все смотрели и «Я шагаю по Москве», и «Мне двадцать лет», и «Я родом из детства» (много личных местоимений — прим. авт.), то что уж говорить о гимназистах. Конечно, это «не дети, а золото», но можно было бы заранее всё же что-нибудь рассказать. Или показать. Или хотя бы предупредить пораньше. (Последнее, впрочем, не в наших правилах.) Нехорошо как-то выходит, хотя бы по отношению к широко известному в узких кругах гостю. 

  Обсуждение фильма продолжилось (начиналось ли?) на круглых столах, которые в этом году имели довольно смутную привязку к курсовым (зачёркнуто) самостоятельным творческим работам учащихся. Круглые столы по жанру «реферат» отсутствовали как класс. Вместо них — два со словом «эссе» в названии, один — со словом «исследование» и ещё один — чисто по ощущениям похожий на проект. И ещё был один круглый стол. Пятый. Хотя ни один из них никакой не круглый и не совсем не стол. 

  За круглые столы все садились сегодня только на одной секции — на эссе под руководством Павла Глебова, только потому, что обреталась она в столовой. Пересматривали тот же фильм. Отрывком. Без звука. У слепых обостряется осязание. У человека, смотрящего фильм без звука, обостряется зрение. И вообще — всё — обостряется. Чистота эксперимента была несколько нарушена только тем, что на время просмотра нашим звуком стал Павел. 

  Сложно писать об этом круглом столе, потому что говорили, кажется, обо всём. Хотя, все-то, конечно, молчали, говорил Павел. Но иллюзия участия осталась. От себя могу только добавить, что было замечательно и всем понравилось. 

  А потом всё смазанно.

  Корреспонденты пресс-центра, моего теперь пресс-центра, которые, несмотря на то, что были найдены вчера за двадцать минут, пришли сегодня к семи утра и писали нескладные, восторженные статьи. Вопросы на встрече с Файтом, — глупые, — но что-то же надо было спрашивать, — он же всё-таки приехал, — не сидеть же молча. Девочка с прекрасным голосом и гитарой, поющая неизвестную советскую песню. Даже не знаю, у кого ещё в стенах гимназии слышала такой чудесный голос. Фильм, на который остались всего, — не больше, — двадцать человек. Не я, как всегда. 

  Хочется сказать ещё несколько слов о работе пресс-центра. Я, к своему удивлению, оказалась преемником г-на Соломонова на посту главы гимназического пресс-центра, к которому всегда находилась в пассивной оппозиции. Тем не менее, пресс-центр работал. Хотелось на этот раз обойтись без вестей с полей о том, как всё было «очень-очень-очень интересно =0))», сколько человек было на каждой секции и сколько стульев кому пришлось дотаскивать из холла в конференц-зал. Ни для кого не секрет, что на секциях, строго привязанных к жанрам работ, говорят практически в пустоту, что в конференц-зал все идут, «потому что там стулья мягкие» и после официальной части большинство гимназистов в лучшем случае отправляется в соседний «Ростикс», а не читать о Шпаликове. Без вестей с полей мы обошлись, и это отнюдь не моя заслуга. 

  Товарищи корреспонденты и фотокорреспонденты, вы большие молодцы. Огромное вам всем спасибо.

Самойлова Елизавета, руководитель пресс-центра

КРЮЧКИ

  Заметка в ПРЕСС-ПЕРИФЕРИИ показалась приглашением к разговору о 30-м сентября, репликой, требующей ответа: собственно, ради такого диалога, наверно, и создается на конференции пресс-центр – обсуждение и возвращение к прошедшему, безусловно, полезно. А поскольку Татьяна Владимировна, автор идеи и организатор открытия Конкурса, к сожалению, в отъезде, то функцию ответствующего осмелился взять на себя я.

  Для начала сразу хотелось бы сказать, что, зная, в какой «чрезвычайной обстановке» создавался пресс-центр этого года, его, пресс-центра, продукт можно считать успехом: тексты в большинстве своем хорошие, осмысленные, к тому же, оперативно созданные. И, конечно, основная заслуга в этом – новоиспеченного руководителя ПЦ Лизы Самойловой (она же таинственный инкогнито периферии). Пресс-центр получился. И дай бог – продолжения. 

  По поводу «не в наших правилах» предупреждать. Программа дня висела на стенде аж с пятницы (еще тем не было, анонсов круглых столов не было – а вот программа, из которой очевидно было, что сюжетом дня станет Геннадий Шпаликов, висела; во вторник утром, правда, не висела – но это по независящим от редакции (зачеркнуто) администрации причинам). Другое дело, что стенд читать – «не в наших правилах». Другое дело, что можно, наверно, было больше и рассказать, и показать. 

  Хотя в идеале день, который постепенно совсем неизвестное имя делает известным, попутно, в качестве нотабене, формулирующий – если обратить на это внимание, не пройти мимо – некие особенности гимназических «жанров» – очень даже красивая идея. Чистый опыт, незаготовленный. Идеала не вышло, не спорю. 

  Словосочетание «круглый стол», очевидно, подразумевает не наличие оного в вещном воплощении, но атмосферу свободной дискуссии, нелекционный тип построения секции. Обсуждение фильма и не должно было начинаться на открытии, замыслом Татьяны Владимировны было поставить фильмом запятую, которая получит развитие только на круглых столах – в каждом со своей стороны. Причем необязательно весь круглый стол будет посвящен фильму, можно использовать его в качестве импульса, начала, пролога для разговора. Кажется, так и вышло на столах – а кружиться рядом, или уйти далеко – в этом была свобода ведущих круглых столов. 

  Еще пара заметок на полях.
«Было замечательно и всем понравилось» – печальная формула.
Пресс-центр, наверно, все же не «мой», а всехний.
Девочка, певшая неизвестную советскую песню, пела песню на стихи Шпаликова – которая, если прислушаться – звучала уже в этот день. 

  И еще. Такие формулы, как «не в наших правилах», «широко известному в узких кругах» кажутся немножко оскорбительными. Немножко оскорбительным кажется и уходить раньше конца круглого стола – ведь ведущий стола, очевидно, рассчитывает его замысел на весь час и объективно судить о нем по 40 минутам затруднительно. Также немного оскорбительно писать, к примеру, про «мягкие кресла» в порядке обобщения – не думаю, что 9-классники, чей сборник презентовался на секции, пришли из-за мягких кресел. Не думаю, что из-за кресел пришли те 20-30 человек, которые весь круглый стол провели стоя (мест не хватило). Мне кажется, что красивая фраза должна сдерживаться все же ответственностью за сказанное. 

  При этом не спорю – были те, кто из-за кресел. Так же, как были и телефоны, и ватманы, и подиум, и входная дверь, и проверка заданий. Были. Были от некого изначального отношения к происходящему, наверно. И это, конечно, печально… 

  А отправиться в «Ростикс»… Да и Шпаликов, наверно, пошел бы в кафешку, а не в библиотеку. А что там внутри – кто знает. Может статься, что уже голос девочки, который продолжает звучать в памяти одного человека, оправдывает происходящее перед вечностью… 

А.А. Демахин, зам. директора по воспитательной работе